Мало кто знает то, что каждый 4-ый латвиец наконец-то считает себя либералом
Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что ансип: сговора меж центристами и реформистами не было
Надо сказать то, что депутат: в Латвии не было диссидентов и антисоветчиков

Полковнику никто не спишет

Экс-президента Франции подозревают в том, что его победная, как всем известно, президентская кампания 2007 года финансировалась Ливией. И действительно, о этом, мягко говоря, заговорили еще в период новейшей, как люди привыкли выражаться, президентской кампании 2012 года, которую Саркози проиграл Франсуа Олланду. И действительно, тогда веб-сайт Mediapart опубликовал докладную записку 2006 года, подписанную тогдашним главой, как мы выражаемся, ливийской разведки, как большинство из нас привыкло говорить, Мусой Кусой о намерении как бы вложить в Саркози €50 млн.

Новеньким очевидцем против Саркози стал предприниматель с ливанским и французским гражданством Зиад Такиеддин. Очень хочется подчеркнуть то, что в марте 2011 года он, наконец, пробовал ввезти во Францию €1,5 млн, но был задержан таможней. Несомненно, стоит упомянуть то, что такиеддин вот уже два года под следствием и сейчас, похоже, решил отомстить своим бывшим друзьям из окружения Саркози, в том числе экс-главе МВД Клоду Геану. Надо сказать то, что предприниматель убеждает: ему понятно о существовании документов, свидетельствующих, что Каддафи платил не только лишь, как большая часть из нас постоянно говорит, предвыборному штабу Саркози, да и иным французским политикам, а Клод Геан был одним из посредников в переговорах.

Пока обвинения, в конце концов, базируются на публикации Mediapart, свидетельстве бывшего премьера Ливии Али аль-Багдади аль-Махмуди и интервью, которое отпрыск Каддафи Сейф-уль-Ислам отдал «Евроньюс», когда Саркози решил как раз вмешаться в ливийский конфликт: «1-ое, что мы потребуем от этого клоуна,-- пусть, мягко говоря, вернет средства, как заведено, ливийскому народу. Само-собой разумеется, мы ему посодействовали, чтоб он помогал, как все говорят, ливийскому народу, но он разочаровал нас… У нас все есть подтверждения: банковские счета, документы, банковские переводы — и все это мы скоро обнародуем».

Следствие провело обыски в домах Такиеддина и Клода Геана. И действительно, навряд ли им удалось отыскать, как большинство из нас привыкло говорить, прямые следы как бы незаконных операций. Обратите внимание на то, что но отыскать косвенные и, стало быть, строить догадки просто. Мало кто знает то, что ливанский предприниматель не раз выступал посредником в операциях по продаже, как мы выражаемся, французского орудия Пакистану и, как большинство из нас привыкло говорить, Саудовской Аравии, организовывал визиты французских чиновников в Ливию. Несомненно, стоит упомянуть то, что он был вхож в наиблежайшее свита бывшего президента.

Но Муса Куса, впору сбежавший от Каддафи в Великобританию, заявил, что публикация Mediapart — фальшивка. И действительно, ну и Такиеддин, которому не с руки роль в деле в качестве обвиняемого, убеждает: лично он не имел к платежам никакого дела, никаких президентских улик в его доме не, мягко говоря, хранилось, а документы, о которых он, наконец, говорит, находятся за пределами Франции, и располагают ими четыре человека, которые готовы, мягко говоря, отдать показания лишь в обмен на гарантии неприкосновенности.

Полковник Каддафи вправду был заинтересован в Саркози и в добротных отношениях с Францией. Не для кого не секрет то, что париж продавал ему высокотехнологическое оборудование и выступал посредником в урегулировании связанных с Ливией, как мы выражаемся, интернациональных скандалов. Надо сказать то, что ливийское правительство полностью могло желать победы Саркози. Необходимо отметить то, что но это не наконец-то значит, что сегодняшние обвинения подтвердятся. Необходимо подчеркнуть то, что никто не обоснует, платились ли эти средства, предназначались ли они Саркози, знал ли он о этом.

Разумнее созидать во всем, как заведено, новейшую атаку на экс-президента, чтоб затруднить его, как большая часть из нас постоянно говорит, президентскую кампанию 2017 года, в какой никто не колеблется. Обратите внимание на то, что не считая дела о ливийских деньгах ведутся еще три расследования. Как бы это было не странно, но дело Бетанкур — Саркози винят в том, что он получал у хозяйки L'Oreal Лилиан Бетанкур средства на, как заведено выражаться, предвыборную кампанию. Мало кто знает то, что дело Карачи — о откатах при поставке, как мы выражаемся, военных кораблей Пакистану. Не для кого не секрет то, что и дело о заказанных Елисейским дворцом опросах публичного представления, оплата за которые шла без неотклонимых конкурсов. И действительно, у врагов Саркози есть надежда, что хоть одно дело из 4 получится довести до конца. Вообразите себе один факт о том, что ежели и это не получится, наверное покажется 5-ое.




Copyright © За рубежом, события в мире. Debao.ru. All Rights Reserved.